Фото-географические исследования
ОмулёвкаПодкаменная ТунгускаБайкалТофаларияХребет ЧерскогоЯкутия
English главная страница Контакты карта сайта
  главная     экспедиции     очерки     предложения     проекты     новости     партнеры     помощь     контакты  
Авторский фотобанк
поиск
расширенный поиск

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОБЪЕКТЫ

    Алтай
    Байкал
    Башкирия
    Восточные Саяны
    Индигирка
    Кавказ
    Камчатка
    Колыма
    Лабынкыр
    Лена
    Мома
    Момский хребет
    Нижняя Тунгуска
    Обь
    Оймяконское нагорье
    Оленёк
    Омулёвка
    Пинега
    Подкаменная Тунгуска
    Подмосковье
    Полуостров Кони
    Приполярный Урал
    Путораны
    Северная Осетия
    Селигер
    Сунтар-Хаята
    Урал Полярный
    Хребет Черского
    Эвенкия
    Юдома
    Якутия
    Крым
    Вьетнам
    Гоа
    Непал
    Патагония
    Северная Индия
    Турция

ТЕМЫ

ГОРОДА РОССИИ

Главная / Очерки / Некоторые аспекты автономных путешествий в одиночку.

Некоторые аспекты автономных путешествий в одиночку.


1. Одиночество, комплексы, фобии.
2. Ожидание опасности, страх.

В автономных путешествиях одиночки могут быть комплексы разной полярности. То есть как отрицательные, так и положительные. Из моего опыта одним из опорных положительных комплексов, дающим возможность конечного успеха, является уверенность в том, что мне позволено делать то, что делаю. Кем позволено? Какими-то внешними силами, способными хранить и оберегать. Или это можно определить как мой сугубо индивидуальный путь, органично сочетающийся с моей натурой и судьбой. Такая уверенность позволяет преодолевать все отрицательные комплексы и фобии. Без этой уверенности не стоит даже начинать путешествие.

Из отрицательных комплексов, присущих именно мне, вероятно, можно признать недостаток организаторских способностей и предприимчивости. Их наличие могло бы поднять на другой уровень всю деятельность, привлечь к этому ещё людей и средства, а также снять совсем необходимость проведения путешествий именно в формате одиночки. Потому как этот формат никогда и не был и не является самоцелью. А также наличие подобных качеств, могло бы дать значительно больше дивидендов, как в материальном, так и в моральном плане.

Сочетание выше упомянутого отрицательного комплекса, как ощущение отсутствия потенциала в преодолении организационных трудностей, и положительного комплекса, как уверенность в том, что всё устроится как надо само собой и является одним из факторов, приводящих к тому, что многие путешествия осуществляются именно в одиночку.

Фобии в одиночном путешествии могут иметь реальную основу, а также ирреальную, не имеющую отношения к реальному миру.

Контроль над ирреальными фобиями был получен ещё на ранних стадиях карьеры путешественника. Имеется ввиду десятилетний период, когда, в основном, это были спелеопутешествия. Пещеры вообще идеальная почва для возникновения именно ирреальных фобий, в силу наличия абсолютной темноты, а также по причине изматывающего режима работы, на пределе физических и психических возможностей человека. Поэтому путешествия под землю вообще хорошая школа психологической подготовки. И это также один из базисов, на котором сейчас строится мой внутренний психологический фон в одиночных путешествиях. Вероятно, без этой подготовки не было бы и современного опыта.

Тем не менее, различные фобии, не имеющие под собой реальной основы, дают себя знать и сейчас. Как у любого нормального человека это больше всего проявляется в тёмное время суток. Первобытный страх перед какими-то явлениями и существами, которое рисует сознание, но которых не может быть в реальности, всё же присутствует. Но, как уже было сказано выше, на первых стадиях возникновения этих явлений, моё же сознание, которое и является источником этих фобий, оно же и давно выработало рефлекс подавления этих фобий при их зарождении. Именно в начальной стадии это и легче всего. Если дать немного развиться подобным ощущениям, то дальше контроль над ними становится затруднителен. Так что здесь основное правило – превентивные блоки. И не всегда можно рассчитывать на отработанный рефлекс. Необходимо сознательно подходить к этому явлению.

Фобии и страхи, имеющие под собой реальную основу, несколько более сложное явление, в плане работы с ним. Здесь невозможно полностью от них избавиться. Наличие какой-либо реальной опасности не позволит полностью избавиться от мыслей о ней. Но здесь также необходим и возможен контроль. Довлеющие над сознанием мысли о конкретной опасности, конечно, не дают возможности расслабиться. Но это и опасно делать. Преодоление опасностей требует сосредоточенности и в то же время именно сам момент преодоления какого-либо опасного препятствия требует и определённой расслабленности. Иначе тело, в силу излишнего напряжения, не сможет в критический момент правильно сработать. Это тонкая грань между напряжением и расслаблением, которую необходимо в себе обнаружить.

В тоже время, сознание, поглощённое какой-либо конкретной опасностью ещё не есть критическое состояние. Критическое состояние наступает, когда возникает паника. То есть страх, вышедший из под вашего контроля. Вот с этим состоянием также необходимо бороться превентивными мерами. Лишь только возникает лёгкий намёк  развития страха в стадию паники, тут же подавлять его усилием воли. Но это возможно только на самых первых стадиях, когда ещё только есть намёк на подобное развитие. Если развитие состояния несколько продвинулось, здесь усилие воли может даже не только не помочь, но и навредить. В этом случае, возможно, лучше будет наоборот как-то расслабиться и представить, что всё происходит не с вами, а страх не подавлять, а как бы пропустить его мимо. Ну да, зацепил, но вот уже полетел дальше.

Страхи и фобии проявляются не только в процессе самого путешествия. Они возникают задолго до этого. Уже на стадии принятия решения и дальше в этапах подготовки экспедиций. Это может здорово отравлять жизнь, вплоть до того, что лишает сна. Удивительно, но это благотворно сказывается на сознании уже в дальнейшем, когда проходит непосредственно сама экспедиция. Чем больше преодолеваются страхи на подготовительных этапах, тем более сознание готово уже к процессу самой экспедиции. То есть, таким образом, как бы происходит подготовка сознания. И в дальнейшем уже проще бороться со страхом.

Тем не менее, именно на первых этапах уже самой экспедиции, страхи проявляют себя наиболее активно. То есть существует определённый адаптационный период. Далее всё становится проще и привычнее. Также есть и проблема на очень поздних стадиях путешествия. Тогда возникает определённая усталость от постоянного нахождения в стрессовой ситуации.

Психологическое напряжение также очень зависит от степени защищённости. В данный момент имею ввиду - в каких условиях приходится жить. Существенная разница в этом смысле, приходится ночевать в палатке или в таёжной избушке. Случайные или не случайные избушки, которые могут встретиться в экспедиции, позволяют снизить риск ночёвок в диких, таёжных условиях. Это, соответственно, также снижает и степень психологического напряжения. Но в этом и есть определённая проблема. После ночёвок в избушках довольно трудно вновь жить в палатке. То есть это грозит новым мучительным этапом адаптации. Это явление называю – «синдром базы».     

3. Автономность, информационная изоляция.

В автономности есть не только отрицательные аспекты, основным из которых является повышенный риск. Положительным аспектом можно признать высокую степень свободы и независимости, возможность строить свою жизнь в экспедиции, исходя только из ваших взглядов и интересов.

Информационная изоляция также является определённой проблемой в одиночных путешествиях. На самом деле в подобных путешествиях нет дефицита информации. Просто здесь информация совсем другого типа. И очень много зависит от того, насколько вы восприимчивы к этой другой информации и насколько зависимы от привычной информации, которую в изобилии получаем в условиях мегаполиса. Тем не менее, информационный голод действительно существует. Часто, даже просто старая газета, обнаруженная где-то в таёжной избушке, может оказаться ценным приобретением.

Особенно это явление актуально может быть в периоды плохой погоды, когда есть необходимость пережидать. Тут сразу же необходимо поднять следующий пласт проблемы, который связан именно с характером моих экспедиций. Существенное отличие от других подобных экспедиций, что это именно фотоэкспедиции. Могу с уверенностью сказать, что в психологическом плане и в плане информационного голода, как одного из аспектов психологического напряжения, фотоэкспедиции труднее, чем более сложные технически и более опасные, но имеющие, например, спортивные цели. Там человек подобен выпущенной стреле, настроен на цель и ничего не ждёт, а движется к этой цели, преодолевая препятствия. В моём случае очень часто приходится ждать и, причём подолгу. Ждать интересных состояний, ждать погоды и так далее. А длительное ожидание мало кто может переживать легко. И в этом случае информационный голод проявляет себя наиболее заметно.  А ощущение одиночества усугубляется.

Пожалуй, в этот же аспект можно включить и энергетические взаимодействия. Здесь также человек оказывается в условиях взаимодействия с другими энергетиками, весьма отличными от привычных по жизни в городе. И здесь можно рассмотреть вопрос аналогично тому, как он был рассмотрен в случае с информацией. 

4. Связь с миром.

Чаще всего мои экспедиции полностью автономные, то есть, совсем нет никакой связи с внешним миром. И часто нет связи не только исходящей, но и входящей. То есть, не имею даже радиоприёмника. Но было несколько экспедиций, когда имелась спутниковая связь. Это, конечно, существенно облегчает жизнь и делает немного безопаснее. Особенно актуально это было в одной из экспедиций, когда пришлось дистанционно договариваться с выброской. Но был и другой случай, когда спутниковый телефон был, но, по некоторым причинам, отказался работать. В этом случае возник дополнительный психологический дискомфорт по причине осознания того, что близкие ждут от меня весточки, но не получают её. А значит беспокоятся. Когда связи не было, то и такой дополнительной возможности для беспокойства не возникало. На моём внутреннем  психологическом климате, это также отражалось.

В качестве рекомендации раскрою причину, почему не работала связь. Не рекомендую пользоваться спутниковой связью Глобал Тел. У них проблемы со спутниками и многие районы земли не покрываются этой связью. Могу рекомендовать связь Иридиум. Это дороже, но работает нормально.    

5. Техническая готовность к аварийной ситуации.

Думаю, нет смысла объяснять очевидные вещи. Готовность к аварийной ситуации приобретается на стадии подготовки к экспедиции. То есть здесь важно подготовить всё снаряжение так, чтобы максимально избежать возможности возникновения аварийной ситуации.

Тем не менее, на случай возникновения подобных ситуаций, должны быть предусмотрены некоторые обязательные вещи. Например – ремнабор. В этот набор должны входить предметы, необходимые для ремонта всех частей снаряжения – одежды, палатки, спальника, сплавных средств.

Наиболее важные составляющие ремнабора – нитки, иголки, клей различный(в зависимости от материалов снаряжения), куски тканей и материалов, из которых изготовлено сплавное средство, некоторые инструменты – ножницы, плоскогубцы, надфили и другое(желательно всё облегчённое, но функциональное).

Аптечка - также необходимый атрибут безопасности.

Спички и зажигалки должны быть защищены от влаги и храниться в максимальном количестве предметов одежды и снаряжения.

Также должно быть ясное представление о географии местности на случай утери карт и некоторые элементарные навыки в ориентировании.  

6. Суточный режим, график выполнения всех работ.

Как уже говорилось выше, мои путешествия – это по сути фотоэкспедиции. Поэтому все графики и режимы подчинены основным целям этих экспедиций, а именно профессиональной фотосъёмке определённых географических, ландшафтных и природных объектов.

Если объектов несколько, то и графики строятся так, чтобы время распределить пропорционально важности этих объектов.

Фотоэкспедиция может накладываться на протяжённый и напряжённый маршрут. Например, объектом и целью экспедиции является целый горный район, а не какой-то локальный ландшафтный или природный объект. Или это может быть целая река, на всём своём протяжении. В этом случае, также режим дня строится исходя из основной цели – фотосъёмки. Поэтому, для передвижения по маршруту, выбирается наименее интересное, с фотографической точки зрения, время суток. А именно середина дня, когда солнце наиболее высоко, и это всегда самые невыгодные условия освещения. Также плохую погоду можно признать наиболее выгодным временем для передвижения по маршруту, хотя это и наименее приятно.

Чаще всего мои фотоэкспедиции проводятся в областях близких к приполярным. И, как известно, самое интересное с фотографической точки зрения время суток, когда солнце расположено низко над горизонтом. То есть, в закатные и рассветные периоды. В приполярных же областях, в июне-июле, этот период значительно растягивается. В это время года ночи нет, и съёмочное время может занимать практически все сутки полностью. Исходя из этого, для сна иногда совсем нет времени. Зато в периоды непогоды, ничего больше не остаётся, как только спать, если целью является какой-то конкретный, локальный объект. Или передвигаться по маршруту, если это необходимо. То есть, режим дня часто очень рваный и неравномерный.  

7. Сплав. Плавсредства.

Сплав – один из основных способов перемещения в моих экспедициях. В тех случаях, когда экспедиции проводились не в одиночку, средством сплава являлся катамаран. Но сейчас мы рассматриваем одиночные и наиболее характерные для меня путешествия. В этом случае используется байдарка.

Здесь есть некоторые параметры, исходя из которых, выбирается байдарка. Во-первых, наименьший вес. В то же время, экспедиции обычно длительные, поэтому важна также и вместительность. Вот на компромиссе этих двух противоположных параметров и выбирается байдарка.

Кроме того, часто мои маршруты строятся так, что необходимо передвигаться по рекам не только вниз, но и вверх. Для этого существуют различные техники ведения судна на бечеве. В этом случае важна геометрия байдарки. Она должна быть узкой и заострённой на концах, для лучшей обтекаемости. То есть обычная резиновая лодка, овальной формы, здесь не очень подходит. Также важно и то, что конструкция байдарки должна быть жёсткой, для лучшего хождения против течения. Для этой задачи больше всего подходят каркасно-надувные байдарки. Но у них есть недостаток – слишком громоздкий каркас, который неудобно переносить и в пешеходной части и, особенно на этапах авиа перелётов. Однако есть и бескаркасные варианты байдарок, имеющие достаточно жёсткую конструкцию.

Сплав – не самоцель, а средство передвижения. Спортивных целей не преследую, поэтому различные технические сложности вроде порогов нежелательны и по возможности избегаются. Если невозможно избежать препятствия и порог превышает разумную степень риска, то он обносится. Но всё же были случаи, когда опасного прохождения избежать не удавалось. И это был необходимый риск.  

8. Переноска груза.

В силу значительной продолжительности, в моих экспедициях всегда много груза. Кроме того, достаточно много фотоаппаратуры, которая требует определённой деликатности в переноске. То есть, её необходимо держать отдельно от всего остального груза.

Под эти установки очень подходит определённый способ переноски груза, который позаимствовал ещё из далёких времён своих спелеоэкспедиций. Для прохождения пещер там готовят, так называемые, модули. По сути это герметичные мешки, близкой к цилиндрической формы. На герметичные мешки, в свою очередь, сверху одевают транспортные мешки из очень прочной ткани, для защиты от механических повреждений. Это идеальные ёмкости для переноски грузов в пещерах. При забросках к пещерам, груз также транспортируется в этих же мешках, уже подготовленных к пещере. Сами по себе, эти мешки неудобны для переноски на поверхности. Но их достаточно удобно переносить на специальных станковых рюкзаках, которые, упрощённо говоря, представляют собой металлическую раму с лямками.

Эта схема оказалась весьма удобна и для моих экспедиций. Единственное отличие, здесь не требуется настолько прочных транспортных мешков, поверх герметичных. За счёт этого можно сэкономить в весе. Тем не менее, верхние мешки всё же необходимы. К тому же к ним можно пришить лямки для удобства переноски. Гермомешки, как правило, не имеют лямок.

Груз в мешках размещается по типам. То есть продукты отдельно, одежда и спальник отдельно. Снаряжение, не требующее герметизации, пакуется отдельно в одиночном прочном транспортном мешке. Обычно там присутствуют металлические предметы или части, которые всё равно нет смысла паковать в герметичный мешок, потому что при любом ударе есть риск повреждения этого герметичного мешка. Либо, если металлический или очень твёрдый предмет из другого материала, всё же требует герметизации, необходимо создать мягкую прокладку или упаковку, и лишь затем класть в герметичный мешок.

Фотоаппаратура обычно переносится отдельно, либо в кофре, либо в специальном фото-рюкзаке серийного производства. Естественно для этой единицы груза существует свой гермомешок. Но этот отдельный модуль также пристёгивается к станку вместе со всем остальным грузом, только обычно кладётся сверху. 

В настоящее время существуют станковые рюкзаки с очень хорошей разгрузочной системой, созданной по всем современным правилам.

Транспортные мешки пристёгиваются к станку обычными багажными резинками. Увязывание простой верёвкой здесь не подходит, потому что груз быстро утрясается и завязки ослабевают. В результате груз рассыпается. Пристёгивание груза и обратный его съём со станка занимает совсем мало времени. Особенно это актуально, когда груз приходится носить челноком. Что случается совсем не редко в моих экспедициях.

Изначально герметичная упаковка груза решает множество проблем. На сплаве уже ничего не нужно придумывать. При пеших переходах также не нужно принимать дополнительные меры в случае дождливой погоды.  
   
9. Преодоление препятствий: скалы, болота и т. д.

В отличие от спортивного туризма, в моих экспедициях различные препятствия совсем не цель, а издержки производства. Все эти сложности необходимо избегать. Но не всегда это возможно. То, что эти технические сложности преодолеваются в одиночку, делает их на порядок сложнее и опаснее.  И лучше от чего-то отказаться, чем позволить себе неоправданный риск.

Заранее нужно строить маршрут так, чтобы не было ненужных проблем в ходе экспедиции.
В случае если избежать препятствие не удаётся, нужно постараться пройти его с минимальным риском. Это не спорт и никто не оценит насколько чисто и технически грамотно пройдено препятствие. Пусть со стороны это будет выглядеть не очень красиво, но главное безопасность.  Никто не поможет здесь. Опасные скалы лучше обойти, если возможно. Опасный порог лучше обнести или провести судно у берега и.т.д.

Но если всё это невозможно, тогда нужно быть готовым психологически и к серьёзному риску. Здесь нужно адекватно понимать, на что вы идёте ещё до того, как отправились в путь. В целом, в преодолении препятствий действительны все правила безопасности, принятые в спортивном туризме.

10. Ориентирование.

Обычно в период подготовки экспедиции я пользуюсь картами масштаба 1:200 000 в электронном виде. Затем уже ближе к делу распечатываю их на плоттере в натуральном размере и ламинирую для защиты от влаги. Карты самый важный атрибут в ориентировании. Обычно этого масштаба достаточно для представления о местности и ориентирования на ней.

Компас необходим, но я им редко пользуюсь, потому что обычно работаю в пересечённой местности с выразительным рельефом, где достаточно много ориентиров, с помощью которых можно привязаться к карте.

Ну и, конечно, необходим спутниковый навигатор. Хотя это техническое новшество стало доступно только последние десять лет. Им я пользуюсь только для определения координат. Этого достаточно, чтобы привязаться к карте, в случае спорного местоположения. Функциями, которые требуют постоянно включенного навигатора, не пользуюсь, потому что это очень быстро расходует батарейки. А это всегда дефицит.

Был случай, когда шёл в истоки реки Оленёк. Тогда потерял компас, но был навигатор и карта. А местность попалась невыразительная, без заметных ориентиров. Пришлось идти по солнцу и периодически корректировать себя по навигатору. Вышел к месту очень точно.

11. Транспорт.

Для забросок в тех регионах, где мне приходится совершать свои путешествия, часто приходится пользоваться каким-либо транспортом. Обычно дорог там нет и это должен быть проходимый транспорт. То есть всякие разновидности вездеходов.

Кроме того, приходилось иногда пользоваться вьючным транспортом. Это очень специфичный транспорт, требующий кое-какой предварительной подготовки. А именно это касается упаковки груза. Описанные выше транспортные модули здесь также очень хорошо подходят. И нормально увязываются на вьючные сёдла. Но в этом случае желательно поверх герметичного мешка иметь уже прочный транспортный мешок. И никогда не доверяйте лошадям переноску фотоаппаратуры. Её необходимо нести самому. Или держать на плечах в фоторюкзаке, если сами сидите в седле. Хотя порой лучше идти пешком, чем ехать в седле. Это испытание не из простых. 

По воздуху, естественно, вертолётом. Но сейчас такие цены на этот вид транспорта, что чаще всего этим можно воспользоваться только как случайной оказией.

По воде заброски чаще всего осуществляются на моторных лодках или реже на катерах.

В любом случае в тех регионах, где провожу свои экспедиции, транспорт всегда трудно решаемый вопрос, требующий значительных материальных затрат или времени. Или того и другого. И никогда там невозможно рассчитать точный график забросок. Поэтому всегда нужно закладывать запас времени.

12. Флора.

Растительный мир в моих экспедициях обычно не более чем часть ландшафта. В том числе и как объект для фотосъёмки.

Кроме того, это ещё и может быть одним из атрибутов в списке технических сложностей. Таёжный ландшафт вообще зачастую имеет плохую проходимость. Особенно в южных частях Сибири и Дальнего Востока. Из наиболее труднопроходимых таёжных регионов можно привести Восточные Саяны. Порой там настолько буреломная тайга, что скорость прохождения с грузом может упасть до полукилометра в час. Также очень неприятное препятствие – кедровый стланик. Иногда лучше обойти несколько километров, чем лезть в заросли кедрового стланика. Это явление прослеживается только восточнее реки Лены. Также неприятны и заросли ольховника.

Можно рассматривать флору также и как источник пищи.  Но обычно я не очень на это рассчитываю и не очень широко использую. Разве что ягоду и грибы и не более того. В северных регионах наиболее распространённые виды ягоды – брусника и голубика. Ядовитых грибов там практически нет, кроме мухоморов, но те легко отличимые.  Всё же лучше использовать знакомые виды. Более широкое использование растений в качестве пищи, всегда требует дополнительного времени на сбор и обработку. В условиях фотоэкспедиции такого времени нет.

13. Фауна (в т. ч. гнус).

Фауна - значительная часть окружающей среды в диких краях. Основная часть представителей животного мира нейтральна по отношению к человеку путешествующему в тех местах. Но некоторые виды могут нести определённую опасность.

Наиболее опасным в северных регионах следует признать медведя. Хотя сразу же скажу, что опасность его очень преувеличена в среде людей, мало знакомых с тем миром. Это зверь очень редко нападает на человека без уважительных причин. За мою практику было более сотни очень близких встреч с медведями и более тысячи относительно далеко. Всегда дело заканчивалось тем, что зверь уходил первым. Только одна встреча закончилась плохо для медведя. И здесь был виноват я сам. Нарушил дистанцию в условиях, когда медведь не мог сразу понять кто перед ним. Пришлось стрелять. Это было на полуострове Кони на охотском побережье, где медведей слишком много и они иногда ведут себя неадекватно. То есть там очень часто приходилось отпугивать их холостым выстрелом из ружья. В любом случае медведь одна из реальных опасностей и осознание этого значительно добавляет психологического напряжения в подобных путешествиях. К встречам с этим зверем всегда нужно быть готовым и держать поблизости оружие. Пожалуй, наиболее опасное время ночью, когда необходим сон, и спать приходится в палатке. В этих условиях сон очень чуткий.

Что касается волка, то в летнее время это не опасный зверь. Случаи нападения на человека крайне редки. В моей практике особенно много встреч с этим животным было на реке Оленёк в Западной Якутии. Там волки подходили на расстояние, когда можно было посмотреть в глаза друг другу. Обычно после обмена взглядами зверь уходил. Это стало привычным, и я даже перестал хвататься за ружьё.

В Приморье был случай, когда уходил три дня подряд в маршрут и, возвращаясь, видел на своих следах следы тигра. Но увидеть большую кошку так и не удалось.

Это то, что касается крупных млекопитающих. Но есть ещё насекомые, которые, несмотря на небольшие размеры, могут существенно отравить жизнь в полевых условиях. Прежде всего - это гнус. То есть кровососущие виды насекомых. На севере их несколько видов. Комар, мошка, мокрец и слепень. Количества их порой поражают и не дают спокойно жить. Защита от этого бедствия существует, но не настолько эффективная, насколько хотелось бы. Накомарниками лично я почти не пользуюсь. Мне в них неудобно. Но рекомендовать могу. Пользуюсь химическими препаратами, отпугивающими этих насекомых. Предпочитаю репелленты, а не мази и жидкости. На мой взгляд, репеллент лучше распределяется по коже и более эффективен. При выборе препаратов следует обратить внимание на процентное содержание диметил-толуамида. Это как раз действующее вещество. В нормальных препаратах его обычно 15-20 %. Если в составе его нет, но при этом гарантируют эффективность препарата, не верьте. Кроме того, наиболее действенным средством против гнуса считаю философское отношение к явлению. Если нет возможности устранить проблему, необходимо изменить отношение к ней. Нужно принять это как данность и относится терпимо.

В южных частях Сибири и Дальнего Востока, в зонах неразвитой вечной мерзлоты, есть ещё одно насекомое, которое можно отнести к очень опасным представителям животного мира. Имеется ввиду иксоидный клещ. Это тоже кровососущее насекомое и носитель опасных инфекций – энцефалита и болезни Лайма. Из разряда превентивных мер против этой опасности, следует признать специальные прививки, которые нужно делать заранее. К сожалению, эти прививки не обладают исчерпывающей эффективностью. Поэтому в полевых условиях необходимы дополнительные меры. Должна быть глухая одежда, как можно меньше дающая возможность проникнуть клещу к кожным покровам. У этого насекомого есть одна особенность, он ползает только вверх. Поэтому верхняя часть одежды должна быть заправлена в нижнюю. Также везде должны быть глухие и плотно прилегающие манжеты. Кроме того, необходимо как можно чаще и тщательнее проводить осмотры одежды и кожных покровов.

Вот это всё вредные и опасные представители животного мира. Но есть полезные и съедобные. В принципе, в северных регионах полно животных, которые могут служить предметом охоты и входить в рацион путешественника. Но лично я чужд первобытного инстинкта охотника. И даже не очень уважительно отношусь к охоте. А в качестве источника пропитания, также практически не рассматриваю животный мир. Во-первых, по вышеуказанной причине. Во-вторых, охота и последующая обработка требует значительного времени. В условиях фотоэкспедиции время требуется на решение других задач, и на пропитание желательно его тратить как можно меньше. Рыбу иногда ловлю, но также в условиях, когда это не требует значительных трат времени. Пользуюсь спиннингом. И если после нескольких забросов ничего не цепляется, значит, рыбалки нет, и это развлечение прекращается.  

14. Дожди, ветра, жара, холод.

Метеоусловия в подобных экспедициях, конечно, важная составляющая. От этого зависит очень многое. Физический и психологический комфорт, безопасность, графики жизнедеятельности. И к этим условиям нужно быть готовым. Прежде всего, нужно быть готовым морально и очень хорошо представлять себе эти условия, чтобы правильно подготовиться. Наличие опыта позволяет это сделать. Но если такого нет, то нужно внимательнее относиться к рекомендациям опытных людей и те моменты, которые кажутся сомнительными, всё же воспринимать как безоговорочную инструкцию. Какая одежда и снаряжение должны использоваться  для соответствующих условий, раскрою в других пунктах.

15. Люди (местные чужие, родные далекие, напарник, напарница).

Хотя мои путешествия чаще всего происходят в одиночку, всё же встречи с людьми иногда происходят. Очень редко это могут быть встречи с туристами и путешественниками. Обычно это неожиданные и очень приятные встречи. Но чаще всего это встречи с местными жителями. Сразу могу сказать, что практически всегда эти встречи не несут опасности. Наоборот местные люди стараются помочь, даже если это и не нужно. Вероятно, в народе давно сложились такие традиции, что нужно помогать путнику, особенно одинокому. Но здесь также есть одно правило, которое необходимо соблюдать, чтобы вас восприняли правильно, и реакция была соответствующей. Вы должны быть открыты и дружелюбны с самого начала. Открытая улыбка на лице, в этих условиях, помогает сразу же наладить контакт и показать ваше внутреннее состояние и отношение к людям, с которыми свела дорога. Однако бывают случаи, когда могут встретиться люди в нетрезвом состоянии. Вот это уже опасность и здесь, по возможности, нужно избегать контактов. Особенно это актуально касательно коренных представителей народов севера. У них с алкоголем трудные отношения и ждать здесь можно что угодно. Если у вас есть алкоголь, ни в коем случае нельзя это показывать, как бы не были настойчивы требования. И никогда не стоит угощать алкоголем добровольно. Могут быть проблемы. Некоренные жители севера более устойчивы к алкоголю и более адекватно себя ведут в состоянии опьянения.

Отношение к далёким, но родным людям, в этих условиях несколько трансформируется. Несмотря на расстояние, психологически они становятся ближе и дороже, особенно в тяжёлые моменты и в экстремальных условиях.

У меня было три экспедиции с одним напарником. Во всех трёх случаях это были разные люди. И этот опыт достоин целой диссертации в области психологии. Но психологом не являюсь, поэтому только вкратце. Сразу скажу главное – двойка самая неустойчивая психологическая конструкция в автономных условиях. Если кто-то начнёт возражать, исходя из собственного опыта, то должен настойчиво обратить внимание именно на две главные позиции. А именно автономность, то есть никаких контактов с посторонними людьми. А также значительная продолжительность этого состояния. То есть, одна или две недели это совсем не проблема. Но больше месяца, это уже очень критический срок. По истечении такого продолжительного времени, контакт между напарниками становится затруднителен, и постоянно приносит некоторое напряжение и даже неприязнь.

Все три экспедиции закончились относительно благополучно и успешно. Залогом этого было то, что напарники приняли моё лидерство по причине того, что именно я был инициатором экспедиции и, несмотря на противоречия, следовали до конца. За что им честь и хвала. Психологическое напряжение в крайне малом коллективе появлялось, прежде всего, из-за того, что у напарника в процессе экспедиции возникало состояние кризиса цели. То есть его представление о целях путешествия до того, расходились с реальным положением дел. И это несмотря на то, что предварительная информация о целях была исчерпывающей. Если более подробно, то можно рассмотреть конкретно по психотипам. В первом случае был Фотограф. Но тогда получился очень длинный маршрут по реке, где очень много времени уходило на то, чтобы преодолевать расстояние и поэтому на фотосъёмку оставалось не так много времени, как хотелось бы Фотографу. Во втором случае был Турист. Тогда получился вообще очень напряжённый пеше-водный  маршрут. И это как раз вполне соответствовало данному психотипу. Но нормальный Турист идёт в поход не только мешки таскать, но и рыбу ловить и охотиться. Но это была фотоэкспедиция, поэтому график движения и места стоянок устраивались исходя из этой задачи. Это и было зоной психологического напряжения. В третьем случае был Виртуал. То есть я не совсем правильно понял в предварительный период подготовки, наличие опыта у человека. А человек до того, в основном, путешествовал сидя у монитора, и его представления о реальных условиях были чисто теоретическими. Но это была сравнительно не сложная и не опасная экспедиция, поэтому ничего страшного в этом не было. Однако Виртуал на определённом этапе понял, что это не совсем то дело, которому он хотел бы посвятить свои усилия на ближайшие годы. До того, по его же словам, у него случился кризис среднего возраста, и он решил круто изменить свою жизнь и абсолютно изменить род занятий. В блужданиях по сети, он теоретически нашёл свой путь в сфере путешествий и фотографии. Но на деле всё оказалось не так красиво как это представлялось. В результате на определённом этапе, где это было сделать очень удобно и просто, решил сойти с дистанции. Экспедицию пришлось прекратить раньше времени. Хотя здесь и я недоработал. Можно было его как-то правильно направить, и мы бы продолжили путешествие.
Исходя из собственного опыта, могу сказать, что в подобных автономных экспедициях оптимальное количество участников – 4 или 5 человек. Это наиболее устойчивая психологическая конструкция. Большее количество участников уже чревато осложнениями в управлении.

Женщин в качестве напарниц в длительных, тяжёлых и автономных условиях не рассматриваю вообще. Это дополнительные сложности, которые не нужны. Женщины больше подходят для более комфортных условий. Здесь, кроме всего прочего, очень актуальным отрицательным аспектом становятся различия в физиологии. Аспект, который в обычной жизни никак не мешает, и даже является элементом притяжения.    

16. Огнестрельное оружие.

Охотником не являюсь, и этот вид деятельности положительно воспринимаю только относительно тех условий, где это обусловлено определённым укладом, сохранившимся от прежних времён. Охоту - как хобби, не понимаю, и считаю неизжитым ещё человечеством первобытным инстинктом. Общение с природой может быть и совсем другого уровня.

Тем не менее, огнестрельное оружие необходимая часть снаряжения в одиночных путешествиях. Это нужно не для добычи пропитания, а для безопасности. Прежде всего, при встречах с опасными дикими животными. Если рассматривать мой опыт, то пользоваться оружием приходилось крайне редко. Так что, фактически оружие больше необходимо для внутреннего спокойствия и уверенности. В крайнем случае, можно его использовать и для добычи дичи.

Когда много лет назад выбирал себе ружьё, исходил из того, что оружие должно быть многозарядным. Потому что одной или двумя пулями медведя можно и не положить. Поэтому купил шестизарядное помповое гладкоствольное ружьё Мосберг. Оружие с самого начала показало себя не лучшим образом. Пришлось даже кое-что подгонять. Часто механизм не мог выбросить гильзу использованного патрона. В критической ситуации это могло бы привести к самым нежелательным результатам. С тех пор всё время хочу поменять оружие, но не делаю этого по финансовым соображениям. К тому же меня не устраивает вес. Моё оружие весит 3 кг. Это слишком много.

Обычно в магазине моего ружья только пулевые патроны. Это на случай слишком близкой встречи с опасным зверем. В стволе патрон не держу. Это опасно случайным выстрелом. Где-то в кармане обычно держу сигнальный патрон или просто дробовой для того, чтобы иметь возможность безопасным для зверя выстрелом отогнать его, если он находится на некотором удалении, но есть риск более близкого контакта.

По моим соображениям, наилучшим вариантом был бы пистолет с хорошей убойной силой. Но наши законы не позволяют иметь такое оружие.

17. Костер, огонь, спички.

Костёр очень важный элемент походной жизни. В определённые моменты огонь может быть даже залогом выживания. Кроме того, огонь также и важная положительная психологическая составляющая экспедиционной жизни. В том числе, и в условиях одиночного путешествия.

Обычно для костра я использую костровой тент. Это позволяет относительно комфортно находиться у костра в дождливую погоду. Тент растягиваю между двумя деревьями верёвкой. На эту верёвку подвешиваю деревянные крючья, на которые вешаю котелки над костром для приготовления пищи. Крючья подвязываются к поперечной верёвке от тента. Высота крючьев над костром регулируется схватывающими узлами. Верёвка для крючьев не должна быть синтетической, она не выдерживает высокой температуры.

Обычно у меня по всем карманам разложены коробки со спичками и зажигалки, которые храню в герметичной упаковке.

В таёжных условиях найти дрова и разжечь костёр не составляет особого труда. Гораздо хуже с этим дело обстоит, например, в тундре или высоко в горах. Вплоть до того, что это просто невозможно. В этих условиях необходимы другие источники огня. Например, газовая или бензиновая горелка.

Не так давно я и в таёжных условиях стал применять газовую горелку. У костра она, конечно, бесполезна. Но горелку активно использую, когда живу в таёжных избах. Даже если есть печка, топить её только ради приготовления пищи непродуктивно. Или иногда могу в палатке приготовить чай, не выходя наружу, когда там совсем плохая погода. Мой рацион неприхотлив и не требует много энергии для приготовления пищи. Поэтому газа тратится не так уж много.

В восточных регионах России, в настоящее время, местные жители активно используют портативные газовые плиты, где применяются, в основном, корейские газовые баллончики, которые называют «дихлофосные» из-за их цилиндрической формы. Это нужно учитывать при выборе горелки, когда собираетесь в те регионы. Других видов газовых ёмкостей там, скорее всего, не будет. А везти самолётом свои ёмкости с газом запрещено.

Кроме того, если уж всё равно имею при себе некоторое количество газовых баллончиков, то считаю целесообразным брать не только обычную горелку для приготовления пищи, но и горелку-паяльник. Это просто лёгкая трубка, с помощью которой можно быстро разжечь костёр под дождём и с мокрыми дровами.

18. Травмы, заболевания новые и хронические, медикаменты.

Серьёзных травм в экспедициях у меня никогда не было и, надеюсь, никогда не будет. Мелкие травмы случаются постоянно. Для этих случаев в аптечке имею обычный набор средств – бинты, пластыри, йод, мумиё, мазь «Спасатель» и другое.

Отправляясь в подобное путешествие необходимо знать свои хронические заболевания, а также иметь при себе необходимые индивидуальные средства.

Например, у меня случаются очень сильные почечные колики. Серьёзные приступы бывали и в экспедициях. Зная это, имею при себе сильные обезболивающие средства, которые приходилось вводить внутримышечно самостоятельно. Другого выхода не находилось.

В моей аптечке, а принципе, стандартный набор медикаментов на все случаи. Всё, что нужно при травмах, уже упомянул. А также различные жаропонижающие, обеззараживающие, желудочно-кишечные средства, обезболивающие как в таблетках, так и более сильные в ампулах.
 
19. Продукты: хранение, дефицит, приготовление.

Мой рацион очень простой и довольно ограниченный. Это определено условиями путешествия. Вес очень критичен. Поэтому продукты не должны содержать воду, потому что эта составляющая не несёт в себе энергетической ценности. К тому же продукты, содержащие воду, обычно плохо хранятся.

Исходя из этого, основу моего рациона составляют крупы. Более всего, гречка и рис. В качестве дополнительных круп и для разнообразия – пшено, кукуруза, перловка, овсянка и другие. Также обычно имеются макаронные изделия и картофельное пюре.

В качестве источника жиров беру с собой сало. Расходую экономно. Примерно 2 килограмма на месяц.

Чай стараюсь брать в достаточном количестве, чтобы не очень экономить. В тех условиях это, кроме всего, и некоторый допинг. Также немного беру кофе и какао. К чаю обычно шоколад или в тех условиях хорошо идёт Сникерс. Обычно на день из расчёта 60 грамм.

Вообще рацион и количество продуктов зависит от самого маршрута, и каким способом происходит перемещение по этому маршруту. Если это сплав, то можно позволить себе несколько больше. Если это пешеходный маршрут, то здесь всё очень аскетично. Можно делать расчёт приблизительно - 500 грамм на сутки. Этого, в принципе, достаточно, не для сытой жизни, но для выживания.

Хранить продукты нужно в прочных целлофановых пакетах. Желательно разделить их на не очень крупные части. Идеально было бы порционно, но тогда это слишком много упаковки и от этого лишний вес. Само собой, всё это складывается в те самые герметичные модули, о которых рассказывал выше.

Есть некоторая особенность в хранении сала в длительной экспедиции. Его необходимо сначала завернуть в чистую тряпку из несинтетической ткани. Желательно хлопчатобумажную. А затем уже в целлофановый мешок. Сало обязательно потечёт и эта жидкость должна впитаться в тряпку, иначе сало начнёт портиться в герметичной упаковке. Таким образом, сало вполне хранится в течение 2-3 месяцев даже при высоких температурах. 

В сплавах можно позволить себе некоторое количество тушёнки. Или если путешествие строится так, что есть какая-то база, куда производится заброска транспортом, от которой в дальнейшем ведётся работа.

20. Вода: поиск, очистка, хранение, дефицит.

Практически все мои путешествия проходят в тех регионах, где нет никаких проблем с водой. Скорее даже наоборот, её слишком много. К тому же там вода обычно чистая и не требует какой либо очистки.

Хотя был случай на Камчатке, на склонах Ключевской сопки. Там все ручьи текут по рыхлым пепловым отложениям. Поэтому вода чёрная как нефть, от концентрированной взвеси пепла в ней. Приходилось набирать воду в пластиковые бутылки и отстаивать её. В результате это всё равно была достаточно мутная вода. Ничего не оставалось делать, как пользоваться такой водой, предварительно прокипятив её.

21. Одежда и обувь.

За многие годы путешествий у меня сформировался определённый комплект одежды. Думаю, могут быть различные вариации, но своим списком могу поделиться.

В качестве основной рабочей одежды использую обычный энцефалитный костюм, который привнёс ещё из времён геологической деятельности. Для тайги это очень хороший вариант, даже если это не энцефалитоопасный район. Натуральная ткань хорошо дышит и в то же время хорошо защищает кожный покров от повреждений.

В комплекте также пара тельняшек и пара футболок. Нижнее бельё и термобельё. Некоторое количество обычных носок и две пары тёплых.

Из тёплых вещей лёгкая куртка из полартека и куртка с синтепоновым утеплителем и капюшоном, для более холодной погоды. Лёгкая, но тёплая шапка.

Для защиты от дождя комплект – куртка плюс брюки из непромокаемой мембранной ткани. Но по опыту знаю, что любая мембрана держит до определённого момента. Поэтому дополняю комплект очень лёгким и компактным плащом или накидкой из совсем непромокаемой ткани.
Комплект обуви состоит из трёх наименований. Болотные сапоги обязательны в таёжных и тундровых условиях. В противном случае ноги всегда будут мокрые. Обычно стараюсь использовать лёгкие варианты. Трекинговые ботинки нужны как запасная обувь. Обычно в них же еду или лечу в самолёте, прямо от дома до региона, где будет проходить экспедиция. Если местность позволяет, то хожу в трекинговых ботинках. Ботинки лучше иметь хорошие из мембраны. Кроме того, в комплекте также имеются самые лёгкие шлёпанцы. Они нужны на стоянках, когда не требуется далеко ходить, а только лишь рядом с палаткой. Тем более, если приходится жить где-то в избе. Это позволяет ногам отдыхать.   

22. Палатка, полог, спальный мешок, коврик.

Палатка в длительной экспедиции твой дом, и к выбору здесь нужно подходить очень тщательно. С одной стороны это должна быть очень лёгкая палатка. Но, с другой стороны, жить в ней придётся очень долго. Поэтому необходим и какой-то уровень комфорта. То есть, в этом случае какие-то совсем лёгкие варианты, например штурмовые палатки для восхождений, не годятся. В любом случае, это должна быть каркасная и двухслойная палатка из современных тканей. Моя палатка весит около двух килограмм, имеет обязательный тамбур, а в последнем варианте даже два, и может при необходимости вместить двух человек. Если в этих условиях приходится жить долго, жилой объём всё же должен быть несколько больше, чем в более коротких спортивных путешествиях.

Выше я уже рассказывал об использовании кострового тента. Это действительно необходимый атрибут в подобном путешествии. Пережидать затяжную непогоду в одиночестве, лёжа в палатке психологически очень тяжело. Гораздо лучше делать это у костра под тентом. Обычно я использую либо обычное полотно из лёгкой непромокаемой ткани размером приблизительно 3х4 метра, либо двускатный тент. Но растягиваю между двумя деревьями не за середину, а за один край, примерно на высоту моего роста, плюс вытянутая рука. Другой край растягиваю за колышки, вбитые в землю. В углы по краям, в средней части тента упираю жерди. Таким образом, создаётся некоторый рабочий или жилой объём под тентом.

Спальный мешок нужен хороший. Здесь не стоит слишком экономить. Комфортно должно быть до минус десяти градусов. Но здесь есть одно противоречие, ограничение по весу и объёму. Поэтому приходится искать компромисс. То есть спать в более лёгком мешке и дополнительно одеваться. Исходя из этого, вес моего спального мешка обычно около килограмма.

Коврик использую самый обычный, российского производства. Это наилучший вариант. В переходах убираю мешок внутрь одного из своих модулей. Обычно в тот, где переносятся спальник и одежда. Сворачиваю его рулоном и размещаю внутри модуля плотно по краям, в образовавшееся внутри пространство укладываю вещи.

23. Фотоаппаратура, отснятый материал.

На данный момент у меня образовался некоторый комплект фотоаппаратуры. Не могу сказать, что он меня полностью устраивает, но это, в большей степени, определено недостаточно благоприятными финансовыми условиями.

В наличии Canon 5ED и три зум объектива от Лейки, покрывающие диапазон фокусных расстояний от 21 мм до 200 мм, которые крепятся через адаптер. Объективы неавтофокусные и в этом для моих условий есть один положительный момент. Не требуется много энергии, которой дефицит. Кроме того, объективы от Лейки достаточно лёгкие и дают хорошее качество. Но там, где требуется автофокус, например, при съёмке людей, возникают неудобства. В длительную экспедицию приходится брать достаточный запас флешек, чтобы иметь возможность отснять большое количество материала. Снимаю в формате RAW, чтобы иметь максимальное качество. Один кадр получается весом 12 мб. Обычно мне хватает 100 гб на сезон.

Что касается энергоснабжения, то я готов уже совсем отказаться от аккумуляторов. Обычно их всё равно негде заряжать. Хорошим вариантом для меня оказались литиевые батарейки. Они достаточно долго работают. В моей практике удавалось снимать одним комплектом из 6 пальчиковых батареек до 30 гб, или 2300 кадров. Но здесь нужно не забывать, что  речь о неавтофокусной технике. Хотя автофокус можно и отключить, если он есть. И обязательно необходимо вытаскивать из камеры батарейный блок, если нет съёмки. Это значительно продляет срок действия батареек. В принципе, неплохой вариант солнечные батареи. Но всё же в моём случае предпочтительнее литиевые батарейки. Это, в любом случае, выигрыш по весу и существенно упрощает работу. 

Кроме того, до сих пор не отказался от плёночной среднеформатной техники и не собираюсь отказываться и впредь. В наличии дальномерная Mamiya 7II, формат 6х7. А также три объектива, в переводе на обычный размер кадра – 20 мм, 40 мм и 100 мм. Несмотря на то, что это среднеформатная техника, вес комплекта относительно низкий, потому что камера не зеркальная. Это неудобно при съёмке, но этот недостаток компенсируется малым весом. В экспедицию длительностью 2-3 месяца обычно беру 50-60 широких плёнок. Получается 10 кадров формата 6х7 на одну плёнку. Такое количество плёнок тоже составляет некоторый объём и вес. Плёнки обычно переношу в том же модуле, где и одежду. Можно обложить пакет с плёнками мягкими вещами, таким образом защитить от деформаций. 

Немаловажная часть в профессиональной съёмке – штатив. Здесь не очень экономлю на весе. Мой штатив весит три килограмма. Тяжело, зато он обладает хорошей устойчивостью. Это важно, если стремитесь к хорошему качеству. Также у штатива должна быть качественная и удобная голова, позволяющая выдерживать приличный вес и дающая возможность легко и удобно выставлять и фиксировать различные положения камеры.
© 2007-2012 PhotoGeographic Менеджер проекта - Оксана Глебова
Веб-дизайн - Ольга Гордиенко
Перевод - Настя Карпухина